Я родилась не для того, чтобы получать жизнь из вторых рук.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:09 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Последнее слово произносит поступок.

22:31 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
и когда фонари хватают лучом листы
формируя конус света из темноты
перевитой желтыми рваными клочьями сна
наступает весна

из le grand néant из глубоководного id
выплывает что-то такое что не болит
что не хочется взять и резко рвануть долой
выпуская гной

и когда поднимается ветер что на свету
словно бы усиливает темноту
листьев будто меньше хотя мы знаем они
просто там в тени

тем страшнее кажется танец листа на ветру
чем привычнее помнить что я однажды умру
тем печальнее знать что постель холодна как лед
и что это пройдет

фонари не гаснут но в их лучах все темней
и все меньше фальшивых желтых выстуженных огней
и на пожранных ими листах не прочесть ни строки
впрочем не с руки

притворяться будто написанное есть ложь
будто "все пройдет" не значит что ты пройдешь
будто южную осень можно спутать с весной
будто ты можешь быть со мной

я ведь просто фигура речи игра ума
словно снег на меня осыпается клочьями тьма
я бреду в никуда аллеей оголенных стволов фонарей

забывай меня поскорее
пожалуйста
поскорей

2013 г.
Смоляков

21:18 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
не кори меня, коль я не о том пишу - я б хотел иначе, только едва дышу. вот огромный город, стойкий привычный шум, вот жужжат ракеты, высятся небоскребы.
я б хотел писать о тёплых заморских снах, как восходит солнце, как отступает страх.
только соль и сажа спят на моих губах - если ты не веришь, что же - сама попробуй.

***
а веков прошло немыслимо - двести, сто? города и страны прочно сковал бетон. и огни рекламы ("то-то купи, и то!"), освещают пыльным окнам дорогу Стива.
Стив имеет шрам, серьгу и огромный рост, на ионной пушке - искры холодных звезд. да и сам бродяга-Стиви совсем не прост - не сыскать на свете лучшего детектива.
все в округе знают: Стиви напал на след. только, что он ищет - это большой секрет. кто узнать пытался, тех уже точно нет: пистолет у Стива - маленький юркий дьявол. лишь одно давно известно наверняка - что бы он не делал, что бы он не искал, подожди немного, сменит строку строка - и любой секрет окажется скоро явью.
говорят, он ищет редкий цветной металл, или даму, чья заоблачна красота, или клад в стране, где солнца горит черта. но не лезь в его дела, уберешься целым.

Стиви ищет след в дыму, в торфяной ночи, средь пустых озёр, горящих огнём в печи...
и однажды утром сходятся все ключи.
Стив бросает всё, стрелою несётся к цели.

***
извини меня, коль я не о том совсем. мне б писать о море, небе, траве, росе, о безумце, что один побеждает всех, о банкире, отыскавшем в посылке фею.
или спеть о том, что просится с языка - как ты сладко спишь, и как горяча рука, что в твоих глазах бушует моя река, и о том, как ты смеешься, а я светлею.
ты прости меня, я б правда сложил перо, я б работал, пил, смеялся и пёк пирог, я бы сделал жизнь таинственной, как таро...

только я такой дурак - не могу иначе.
***
Стив лежит, от счастья где-то не здесь, а вне, пистолет и нож отброшены вдаль к стене.
и среди бетона, грязи, сырых камней
расцветает
под ладонями
одуванчик


Джек-с-Фонарём

04:21 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
– тогда это ничего не значило
– а когда все изменилось?
– когда ты стала ставить меня перед выбором и я понял что не хочу потерять тебя
– мне нужна причина не только для того, чтобы остаться, но и для того чтобы тебе доверять
– я...я люблю тебя
– никогда не слышала, чтобы эти слова произносили с такой мукой


ребята, вы иногда понимаете все очень поздно

11:16 

Тысячу раз да

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
25.05.2013 в 18:48
Пишет jdi:

13.03.2013 в 12:35
Пишет Italina:

11.03.2013 в 08:57
Пишет вчерашнее лето..:

"Раньше любила говорить, что много работаю и дико устаю; вот это "дико устаю" было важным для утверждения значительности собственной деятельности. Теперь я работаю по-настоящему много, поэтому теряюсь, когда зовут выпить кофейку и поболтать, потому что не знаю, как забивать это в ежедневник: там по четыре встречи в день и семь несделанных срочных дел в "напоминаниях"; но уставать не устаю, так как ни от чего не бегу, ничего не скрываю и не симулирую жуткую занятость - а устают в основном как раз от этого. Все, что я тренирую - это чувство баланса и равновесия; нужно, чтобы в семье был мир, в доме - порядок, нужно быть здоровым, высыпаться, спокойно разбираться с тем, что вызывает ужас или гнев, и не бояться ставить себе цели, которые настолько больше того, что ты можешь, что ты даже не очень представляешь, с какой стороны к ним подойти. И не заниматься уже изнурительной чушью - ни из вежливости,ни по дружбе, ни за деньги, нипочему."
Вера Полозкова

URL записи

URL записи

URL записи

11:01 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
и теперь он живет тихо, до жути смирно,
как все те, кто однажды отчаялся по пути.
а нелепая болтовня на фоне играет немецким гимном.
он прощает ей это. точнее, готов простить.
и ведь всем же ясно не его фасончик,
кем-то чужим одолженный лейтмотив.
они ходят на людях за руку, иногда смеются.
аккуратно сдувает с лица ее непослушные прядки
волос, что вьются.
и порою даже кажется – все в порядке.
но ему так хочется раствориться,
забыться, назад вернуться.
только некуда возвращаться.
осудить нельзя. ведь отнюдь мила, скромна, молчалива.
трогательно-печальная, как плакучая ива.
учит языки, делает зарядку, стройна шибко.
и не допускает ни единой ошибки.
только от такой идеальности его воротит.
внутри пожар тухнет. все пробелы, амбиции, скорби
покрываются плесенью, обрастают болотной тиной.
она же улыбается молча, глядит с нежностью, глаз не сводит.
а его воротит
воротит
воротит.
он сдает доспехи,- столь дивно,- металл на лом.
обладая недюжинным чувством юмора и умом,
его внутренний Ланцелот уходит на верную гибель,
а Колумб не справляется с кораблем,
повторяя:
мы все умрем
умрем
умрем…
а ведь где-то за морем, за цифрами, за штрих-кодом
есть она – живая, весенняя
год за годом проживает жизнь свою
блестящую, как подарок,
как концерт прекраснейший
в сотню марок.
день на день у нее не похож. по сути,
она милый ребенок, когда не шутит,
не язвит и не пишет стихов о главном,
утопая в далеком, прошедшем плавно.
только нет никому в «никуда» возврата.
мать мечтает вернуть домой молодца-солдата.
если молодость возвратится – старуха была бы рада.
он надеется, что в исправной Вселенной случится сбой,
и он встретится вновь с тобой.

но свое отрычал, откричал, отшумел вокзал.
ведь, когда он пришел тебя по-дружески провожать.
дабы пару слов напутствия обронить,
на прощание руку пожать,
то приятель его в смятение отступил,
трагически промолчал:
« а у девочки сердце размером с сенатскую площадь,-
а ты не знал…»



Аншель Мари

23:21 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Однажды люди вдруг понимают, что им необязательно жить так, как им говорили.

Алан Китли

20:59 

Пора бы мне это понять.

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Невозможно проснуться утром сильным человеком — я хотела бы так, но невозможно. Зато можно перестать биться головой об одну и ту же стену и сменить направление движения. Если нет дороги на запад, тогда лучше ехать на восток. Земля в любом случае круглая — рано или поздно каждый придет к тому, к чему должен прийти.
запись создана: 15.07.2012 в 13:43

21:36 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
как это происходит? вот еще пару записей назад ты счастлив и уверен, что это навсегда, а через секунду "как могло быть так, что ты понимала все неверно? и почему, черт возьми, никто не может просто любить тебя?"

14:36 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
но ничего нет, правда, все сломано

22:59 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
люблю открывать в нем, что-то совершенно новое
по своей сути я человек зажатый и стеснительный, в магазинах по сто лет мнусь прежде чем спросить размер или в кафе/ресторанах по сто лет думаю зайти или нет, а если зайти, то что взять, а вдруг как-то посмотрят и выгляжу я как-то неправильно, а вещи мешать не будут
а тут он залетает, с горящими глазами, огромной сумкой, на все помещение орет "привет, соскучилась"
соскучилась конечно, и сразу же на все вокруг забиваешь, а только вот эта кипучая заразительная энергия и молоточек отбойный внутри "тук, тук, тук, я люблю тебя"


22:50 

Тихонечко.

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Научи меня мама терпению и осознанию того, что любить человека это счастье, а не куча боли, которую вы по очереди причиняете друг другу. Каждый день вставать, как на войну, уворачиваться от пуль и доказывать, что любовь это все, что осталось от тебя, чистая и светлая, доказывать, что сколько бы осколков в тебе не осталось, любовь обязательно выстоит в тебе, прорастет ростком, белыми тюльпанами расцветет внутри, заполнит нежностью израненное сердце и останется навсегда.
Внезапно ощутить в себе эту могучую силу, невероятно волшебную и окрыляющую. Кто сказал вам, что равнодушие это прямой путь к победе? Что презрением можно удержать кого-то рядом? Кто сказал, что можно построить, разрушая? Всегда побеждает именно тот кто чувствует и заражает этим всех вокруг.
Черт, я так скучала по такой себе, летающей, улыбающейся, внутренне собранной и открытой. Вчера уезжала от В. и внутри сжатым комом стояли чувства.

"- От кого цветы, Жень?
- Неужели это сейчас действительно важно.
- От мужика?
- Слово-то какое подобрал.
- Не улыбайся так. Отвечай. Или боишься что умру?
- Не знаю, я же не знаю что ты чувствуешь. Пока, у меня самолет через два часа."

Вчера не знала, что говорить на все эти вопросы, всегда страшно открываться не зная чувствует ли человек к тебе тоже самое.
Боже подари нам всем ощущение собственной значимости в жизни любимых.

"Я скучаю; привыкла к тебе за три недели; ужасно не чувствовать тебя рядом, просыпаясь; не к кому прижаться и обнять за плечи; не хватает не только на физическом уровне, но и на эмоциональном; мне нужны твои прикосновения; я ни в чем не собираюсь тебя убеждать, но я влюблена в тебя и видеть тебя каждый день это именно то, что я хочу; мне нравится ходить с тобой и держаться за руки; у тебя очень гладкая и нежная спина; я люблю твою кожу; неловкие движения приводят меня в восторг; все вокруг утверждают, что я наступаю на одни и те же грабли, но все это не важно, просто я верю в тебя; пожалуйста не подведи меня, это так страшно."

До свидания, я все еще люблю тебя.

15:06 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
19.10.2013 в 23:19
Пишет everything is illuminated:

Забвенье Мариенгофа - это ничем не заполненная пустота в русской литература.

О Мариенгофе хочется сказать — великолепный. Тогда его имя — Великолепный Мариенгоф — будет звучать как название цветка.

Мариенгоф похож на восклицательный знак, удивителен самим фактом своего присутствия в чугунные времена с изысканной женой, укутанной в меха. Вижу, как лакированные ботинки вечного денди отражают листву, трость брезгливо прикасается мостовой.

Снисходительная полуулыбка, изящная ирония, ленивый сарказм. Оригинальность - во всем. Мариенгоф даже умер в день своего рождения.

В божественном балагане русской литературы Анатолий Мариенгоф - сам по себе.

Захар Прилепин

URL записи

22:09 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Лучше тебе не знать из каких глубин
добывают энергию те, кто отчаянно нелюбим,

кто всегда одинок словно Белый Бим
Черное ухо;
как челюскинец среди льдин -
на пределе слуха -
сквозь шумной толпы прибой
различить пытается хоть малейший сбой
в том как ровно, спокойно, глухо
бьется сердце в чужой груди.

Лучше тебе не знать из каких веществ
обретают счастье, когда тех существ,
чье тепло столь необходимо,
нету рядом; как даже за барной стойкой
одиночество неубиваемо настолько,
настолько цело и невредимо,
что совсем без разницы сколько
и что ты пьешь -
ни за что на свете вкуса не разберешь,
абсолютно все оказывается едино;
и не важно по какому пути пойдешь,
одиночество будет необходимо,
в смысле - никак его не обойдешь.

Лучше тебе не знать из каких ночей
выживают те, кто давно ничей
;
как из тусклых звезд, скупо мерцающих над столицей,
выгребают тепло себе по крупицам,
чтоб хоть как-то дожить до утра;
лучше не знать как им порой не спится,
тем, кто умеет читать по лицам -
по любимым лицам! -
предстоящий прогноз утрат.
Тем, кто действительно будет рад,
если получится ошибиться.

Лучше тебе не знать тишины, говорить, не снижая тона,
лишь бы не слышать в толпе повсеместного стона:
чем я ему так нехороша?
чем я ей столь не угоден?
Громкость - самая забористая анаша,
лучшая из иллюзий, что ты свободен
;
и ещё – научись беседовать о погоде,
способ всегда прокатывает, хоть и не нов,
чтоб любой разговор вести не спеша,
лишь бы не знать из каких притонов - самых безрадостных снов -
по утрам вытаскивается душа
.

Лучше тебе не видеть всех этих затертых пленок,
поцарапанных фотографий -
потому что зрачок острее чем бритва;
лучше не знать механизм человеческих шестеренок,
у которых нарушен трафик,
у которых не жизнь, а сплошная битва -
и никто не метит попасть в ветераны:
потому что их не спасет ни одна молитва,
никакой доктор Хаус не вылечит эти раны.

Лучше тебе не знать ничего о них, кроме
факта, что те, кто всегда живут на изломе,
отлично владеют собой и не смотрятся лживо,
если хохочут, будто закадровым смехом в ситкоме;
что те, кто всегда веселы, и ярко сияют, и выглядят живо –
на деле
давно
пребывают
в коме.



август – 09.11.2009
Алекс Микеров

20:10 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Так вот: тогда я был нищ, скуп, по городу ходил пешком, жалея тратить
лиры на автобус, вечерами валился с ног от усталости, утром вскакивал
бодрый, как пионер, на витрины книжных магазинов смотрел со жгучей тоской;
теперь могу купить любую книгу, ходить пешком мне скучно и утомительно;
кроме того, я всегда куда-то спешу и езжу на такси. Тогда я жил в бывшем
публичном доме "Каиро", обитательниц которого на время Олимпиады выселили
и в узких комнатах поселили нас, туристов, неподалеку от вокзала, рядом с
рынком и кинотеатром "Люкс", на пятый этаж мы поднимались пешком; теперь
живу в "Сан-Рафаэле", рядом с площадью Навона, и это совсем не похоже на
пансионат "Каиро". Тогда меня все ошеломляло, я все хотел заметить,
запомнить, мучился желанием написать что-нибудь лирическое обо всем этом,
а теперь ничто не ошеломляет и не слишком хочется писать. Тут много
причин. Не стану о них распространяться.
Скажу лишь: жизнь - постепенная
пропажа ошеломительного.


Юрий Трифонов

14:43 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Чему учит нас Каджурао, мой свет? Тому, что love is just passing by.
И вы едете в одном поезде – ты до Сатны, а он в Мумбай.
Он во сне улыбается, ты любуйся и погибай.

Чему Каджурао учит меня?
Тому, что в сравнении с местными божествами я молода.
Тому, что на голой любви могут быть построены целые города.
Самый легкий способ ее найти – это выйти из дому
и отправиться
в никуда.



Полозкова

19:25 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
вы слушали когда нибудь "Мельницу"? А вы послушайте. Их баллады "о книжных детях" и "о трех сыновьях" слишком невероятны.
по какой причине музыка может поставить тебя на истинный путь?

22:20 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
у меня острый слух, сладкий голос — позволь мне спеть:

злая ведьма вложила железо в грудную клеть, забрала твоё сердце и спрятала под горой, не берёт с того дня тебя сталь и не жжёт огонь. и с тех пор ты не знаешь ни жалости, ни любви, эта сила давно разложилась в твоей крови — загустевшая, чёрная, липкая, как смола. возвращайся ко мне, возвращайся домой, сестра. за порогом метели, в землянке горит очаг, я сумею избавить от всех кандалов и чар, мои руки — утиный пух, тёплое молоко. дай железное сердце, я буду любить его.


яна лехчина́

15:13 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
сойти с ума и разбиться на тысячи разных «я», разбиться на капли горящего янтаря (небесного пламени, солнечного огня), сокрытого в толще кипящих соленых вод, клейменых морозом.
мой древний жестокий род подвижен как ртуть, хмур как будто морская даль, что скована льдом с июля и по февраль. и я же подобно примеру своих сестер плету три косы и вплетаю в одну костер, что точно кинжал твой наточенный так остер и словно дыханье дурные наводит сны. в другие вплетаю три ягоды бузины, что цветом и запахом точно живая кровь.

я делаю шаг и меня принимает топь.

меня разрывает на части морская сталь. подводное солнце я — яркий живой янтарь, подобно всем тем, кто так уходил и встарь, лишь делая шаг, забывая вмиг обо всем, чтоб в водах остывших рождаться вдруг янтарем, горящим огнем и надеждой медовых глаз.
и этот обряд совершали мы сотни раз.
и сердце мое погружалось в прозрачный лед, в надежде, что кто-то осколок на дне найдет, что в ворохе дней вдруг наступит и мой черед быть кем-то любимой и верной до края дней, быть светом и пламенем лучшему из людей.

ты знаешь, быть может, что я до сих пор жива
лишь ради того, кто вытаскивает со дна.



КостЕНика

00:16 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Не любить тебя сложно, но я учусь. Не кричу, не буйствую, не скорблю. День идет за днём, вот еще чуть-чуть, и тебя я полностью разлюблю. Я кривой и пьяный, но я живой, трогаю гитары нагретый гриф, и своей взлохмаченной головой осторожно дёргаю - вдруг слетит. Не ''люблю'', а матерное словцо, раз, и понимаешь - тебе конец. За грехи библейских каких отцов, ты опять приходишь ко мне во сне? Микроскоп достану, шагну вперед, ведь в тебе изъянов - не сосчитать. (Но какого черта твой жаркий рот мне так сильно хочется целовать?). Нет-нет-нет, не сдамся, я лёд, я сталь. Я звезда в созвездии Орион. Там тебе меня точно не достать, как Луне не тронуть древесных крон. Под ногами небо, над головой - колосится рожь и поют сверчки. Я кривой и пьяный, но я живой, и шаги по звёздам мои легки.
Я спою с котами полночный блюз, наколдую дым и пойду к реке. А наутро, я тебя разлюблю, только имя прутиком на песке, только желтый камешек из серьги, поцелуи в щеку и звездный дождь, - я себе оставлю, еще шаги, и твои ладони - оставь, не трожь.
Я включу паяца, начну шутить, ведь по мне не скажешь, что я тебя... Рану нужно выжечь и посолить, пусть болит сильней - тем сильнее я. Вверх, по небосводу, покуда ночь, и пока погода еще тепла. Пусть мурашками пробегает дрожь, а под курткой будто горит напалм. Я, как чёрт, заливисто хохочу, и играю с ангелами в слова.

Не любить тебя сложно, но я учусь.
Пусть пока по предмету выходит ''два''.



Джио Россо




Дыши легко

главная