• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:32 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
вчера разговаривали с В. и знаете что я услышала? "я тебя совсем не помню в твои четырнадцать и в шестнадцать тоже, совсем совсем, честно говоря я тебя заметил всего пару лет назад".
ты тут человека любишь всей своей искренней подростковой любовью пол жизни, а он тебе в ответ "я тебя совсем не помню".
как выстрел в упор.
так и хочется ответить ударом на удар "зато когда я тебя забыла, то ты рядом оказался, а вернуть уже ничего нельзя, я тебе не доверяю, поздно".
и такой беззащитный, открытый, доверчивый взгляд у него.
вот так и сидим рядом, два неудачника, не приносим ни счастья друг другу, ни радости. и упорствуем в своем желании быть вместе и разочаровывать друг друга еще больше.
и в голове только одна мысль "почему именно меня настигла такая разрушающая любовь, меня, хорошую, правильную девочку из порядочной, но слишком свободной семьи".


@темы: из разговоров

13:54 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
не знаю Жень, не знаю как все выйдет, между вами огромная душевная пропасть.
он уже взрослый мальчик и это больше не твоя проблема.


ну и вообще, если поменьше взваливать на себя все тяготы мира живется гораздо лучше и проще, это больше не детство, когда твою разбитую коленку я могла вылечить йодом, сейчас мне понадобится гораздо больше усилий, чтобы убедить тебя в том, что ты достойна лучшего, особенно в те моменты, когда мир не особо и рад тебя видеть.


ну и что? Бог тоже одинок.


он пытается свести все до примитивных животных инстинктов, самое ужасное различие между вами в том, что он боится чувствовать, а ты нет.



@темы: что говорит мама

16:10 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
мы любили. так мы любили, что раскалывалась планета. ноги стыли, и губы ныли, и слезились глаза от ветра. не хотелось вина и денег, и людей никаких не хотелось. не смотрелся продажный телек. и вообще ничего не смотрелось.

мёрзли руки, сжимая плечи. и в пальто зарываясь носом, говорила: давай, до встречи. между нами тянулся тросом вкус и запах любимой кожи. всё пьянило, мешались мысли. и смеялся над нами боже из холодной небесной выси.

мы любили. так мы любили, что не знали другого дела. даже врозь мы с тобою были как одно восковое тело. и стояло на месте время, и шумели чужие дети... и весна целовала в темя нас двоих. на другой планете...



Пола / Полина Шибеева

16:42 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
сколько раз мы ходили с тобой вдвоём по тропе, огибающей водоем, фонарями скрепляющей ровным швом моё сердце с тканями твоего? но финал предсказуем, сюжет не нов, рвется самое прочное полотно, и стоят фонари, и тропа в огне, и другие люди идут по ней. только в памяти дней остаешься ты, в этом нет ни умысла, ни беды, есть другое небо, другой закат и ни шанса нам повернуть назад. предсказуем финал и сюжет не нов, удивительно счастье свободных снов, удивительны дети, песок, вода. удивительна музыка - как всегда. ничего никогда не бывает вдруг, я прилежный ангел и демиург...

...чем мы дышим, свет мой, о чем поем, сколько тысяч лет не идём вдвоём?


Кот Басе



16:38 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
её пальцы порхают да над его лицом. вот чужое на бледном пальце блестит кольцо —
оттого он и чёрен ликом, и тих, и зол, он давно позабыл, где явь, где тягучий сон.
и она говорит: позабудь меня и оставь, возвращайся домой, где черёмуха, кровь и явь, где поют светлокосые девы, течёт река,
а под старым мостом в новолунье нашли меня.

её пальцы рисуют дуги его бровей. её плещется слово, будто густой елей, в его горле теряется рык и рокочет плач —
если просит, то лишь прощения и тепла.
у неё вокруг шеи — след от его ножа, так невесте чужой в осоке гнилой лежать, а ему выть от боли, гасить дикий пыл в груди.
и, снимая кольцо, она просит дать ей уйти.


яна лехчина

22:16 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
это было слишком хорошо, чтобы длиться долго.

01:38 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
каждый раз немножко умираю внутри, когда замечаю молодого Тома Харди на экране



23:28 

Мечтаю, чтобы ты хотел меня касаться.

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Как-то Станиславского попросили описать глаголом, что значит любить. К нему предлагались различные варианты: дарить подарки и цветы, жить интересами любимого, пожирать глазами, петь от счастья и пребывать в эйфории.

Станиславский ответил:

«Хотеть касаться».




23:13 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Она была несгибаема перед ним долгое время.
Но когда его не стало, она была готова быть растоптанной им,
лишь бы только он был рядом.

Дубль Ган


03:59 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
бывало ли у вас такое, что человек вроде бы с вами, но вы все равно чётко осознаёте, что ненужны ему?
и в груди разливается такое тяжёлое, свинцовое несчастье

20:37 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
кажется то, что мы вместе не приносит счастья никому, в том числе и нам
я люблю тебя
до свидания

23:13 

Если вы понимаете о чем я.

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
13.04.2016 в 18:18
Пишет счастье не в тебе:

Совет моему другу № 4.
Да кстати.
Совет № 4 :

Никогда не путай свои животные чувства с настоящими.
Потом, когда пелена с глаз уйдёт - обхохочешься.

URL записи

21:16 

Из сообщений.

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
— Твоя улыбка, которая приносит столько счастья людям, вонзает десятидюймовые ножи мне меж рёбер. Как ты можешь давать столько любви многим вокруг и совершенно ничего не иметь для меня?
— Просто для тебя ничего не осталось.

17:25 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Странный вы народ, женщины. Вас так легко охмурить сладкими, заумными речами. Вы качаетесь под них, как змея под дудку, забывая, что мужчина — это прежде всего молчание и дело.

Дмитрий Герасимов.



17:58 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
— Чего ты боишься?
"Я боюсь потерять тебя или обрести, боюсь, что мы не выдержим этого всего. Боюсь снова обжечься и поверить тебе, в тебя. Не могу снова научится доверять, каждую секунду времени я пугаюсь, что мы сломаемся, что я хрустальная и все это рухнет в одночасье.
Боюсь ответственности и отношений. Боюсь что ты снова растопчешь меня или я тебя. Боюсь, что в выяснении кто из нас более гордый окажемся опять по разные стороны баррикад.
Пугает огромное расстояние, разговоры родителей и выкрикивания людей.
То, что в тот самый, нужный момент я останусь разгребать все одна.
Я вообще не верю, что можно справится."
— Ничего.


09:32 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
черт, я столько раз его теряла, что для меня это уже, как за хлебом сходить

19:35 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
или 1 раз сдаться и сказать«слушай,я в ужасе от того,сколько власти ты имеешь надо мной,ты потрясающий,мне очень страшно,давай поговорим»?



17:42 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
– это очень странно, но ты нравишься всем нашим девочкам.
– а я тебя люблю.
а я тебя нет. спасибо.

12:33 

Прекрасно

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
он раздевает ее с какой-то глухой тоской,
будто бы жажда его - это его проклятие.
будто бы преступление - видеть ее нагой,
Богом судимо больное желание взять ее.

а она говорит: ''мне холодно, холодно, холодно!
что ж ты трясешься, как будто меня боясь?''
и запрокидывает свою медно-рыжую голову,
страшно и зло, почти сатанински смеясь.

ему кажется, будто он погружается в лаву,
будто плавятся кости, мускулы и хрящи.
и церковное золото, коим он был оправлен,
под руками ее ломается и трещит.

ночь черней его рясы ложится на спящий город,
месяц желтым паяцем танцует на гребнях крыш.
и он чувствует страшный, желудок сжигающий голод,
и хохочет над ним умудренный годами Париж.

как она хороша, и в миру, и в измятой постели,
(но он видел младенца в горящем на углях котле).
он целует лицо ее с пылкостью дикого зверя,
(только в ночь всех святых она мимо неслась на метле).

её красные губы, греховно блестящие губы,
как послание дьявола, дар самого Сатаны.
и он прежде не знал, что способен на злобную грубость,
и он прежде еще не срывался с Господней блесны.

забывая псалмы, и молитвы меняя на вздохи,
прижимается ближе, теряя последний контроль.
рассыпая рассудка ослепшего малые крохи,
превращая негромкие стоны в отчаянный вой,

он становится жалким рабом ее черт без изъянов,
ее запаха слаще граната и крепче французских вин.
он еще не был прежде влюбленным,
и не был пьяным.
(да вот только отныне не будет никем любим).

он проснется наутро больным, обессиленным, нищим.
и не видя ни неба, ни света карминной зари,
превратится лишь в хворост, секундную искру в кострище,
в общигающе-жарком
кострище ее любви.

Джио Россо



00:50 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
на днях мы сидели рядом с В. и естественно дама сердца была рядом, куда же без этого.
бывает такое, что ты не хочешь причинять человеку больше боли, потому что: во первых, он больше и не вынесет, а во вторых, если тебе нечего ему предложить, то зачем? и ты прекращаешь общение, потихоньку конечно, это как снимать наркомана с дозы, в таком деле спешить нельзя. сначала перестаёшь отвечать на звонки, потом сводишь на минимум общение в интернете, а потом при встрече ты говоришь "привет" и уставив глаза в пол проходишь мимо, чувствуя не вину, как это бывало, а облегчение, что с человеком тебя больше ничего не связывает.
тебе больше не обязательно оправдываться почему ты не любишь его, почему болит голова и тебе хочется уйти подальше от его глаз, почему у тебя такой равнодушный вид, почему всегда так много этих почему.

вот мы сидим рядом.
я, человек, который любит меня и счастливая дама, которая ничего не подозревает.

– я хоть когда-нибудь тебе был нужен?
– нет, нужен не был. всегда был только он. а теперь и его нет. хотя ему очень хочется быть в моей голове. ему очень хочется и не верится, что все закончилось.

и на этой фразе я улыбаюсь, а потом и хохочу как истеричка. дама смотрит с недоумением. правильно, нельзя быть слишком громкой на людях.
вообще нельзя быть какой-либо на людях. нужно сидеть и молчать, и вообще искренность это грех.
тут я хохочу ещё громче. а потом резко замираю.

я вижу, что он не одобряет, вижу, что ему в очередной раз стыдно за меня, за мой неуместный смех и неконтролируемые эмоции. а потом вижу, что он тянется именно на это, на мой огонь, что внутри. и вижу как пугает его это.
и тогда я удивляюсь, как долго люди будут пытаться поменять меня, не видя, что проблема внутри у них.





Дыши легко

главная