11:19 

Спасибо К.

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
когда в обычных словах ты находишь для себя слишком много смысла и правды

К чёрту все, мы те кто мы есть

21:47 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
будь же храним, приносящий вечность,
тени среди светил.
тот, кто меня растлил, изувечил,
тот, кто меня убил.

тот, кто забрал мое сердце всуе
и не вернул назад.
тот, чьи черты я себе рисую,
даже закрыв глаза.

тот, кто ни в черта, ни в Бога не верит,
тот, кому веры нет.
тот, кто закрыл за собой все двери -
так оставляют след.

тот, от кого никуда не деться
как далеко не иди.
тот, кто живое, красное сердце
вырезал из груди.


будь же храним, и любим, и весел
каждый свой новый вдох.
только за то, что меня повесил,
пусть тебя судит Бог.

услышь же мой глас, вой человечий,
летящий тебе вослед:
будь же храним, приносящий вечность
и уносящий свет.



Анна Грата

21:44 

Отчаянный Бродский

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Отрывок стенограммы суда над Бродским (февраль 1964)


Судья: Ваш трудовой стаж?
Бродский: Примерно…
Судья: Нас не интересует «примерно»!
Бродский: Пять лет.
Судья: Где вы работали?
Бродский: На заводе. В геологических партиях…
Судья: Сколько вы работали на заводе?
Бродский: Год.
Судья: Кем?
Бродский: Фрезеровщиком.
Судья: А вообще какая ваша специальность?
Бродский: Поэт, поэт-переводчик.
Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?
Бродский: Никто. (Без вызова). А кто причислил меня к роду человеческому?

Судья: А вы учились этому?
Бродский: Чему?
Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить вуз, где готовят… где учат…
Бродский: Я не думал… я не думал, что это даётся образованием.
Судья: А чем же?
Бродский: Я думаю, это… (растерянно) от Бога…

Судья: У вас есть ходатайства к суду?
Бродский: Я хотел бы знать: за что меня арестовали?
Судья: Это вопрос, а не ходатайство.
Бродский: Тогда у меня нет ходатайства.

21:41 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
я тебя научу всему: выживать в беде, вспоминать безболезненно горести прошлых лет, не страдать от любви и от ревности не гореть, находить в одиночестве пользу себе, не вред.
я тебя научу босыми да по углям, да молчать, улыбаясь, великую мудрость храня, научу полюбить своё тело, себя не менять, но ты только решись на проклятье, поверив в меня.

я огромную силу раскрою, дарую власть, я не дам умереть, стареть. потерять, упасть. я все тайны великих историй - к твоим ногам, ты сумеешь весь мир ощущать, будто ты нага. ты сумеешь любыми владеть, подчинять себе, духи ночи одной тебе будут только петь,

будешь вечно прекрасной, не будет ничто душить. но за это есть плата - отдай весь свой свет души.

- я согласна на всё, я согласна с дырой в груди, я бездушной согласна стать, даже ведьмой быть, я отдам тебе душу со светом и болью в ней, только ты не впускай его в память и в жизнь ко мне.
я хочу быть свободной, летать и молчать о днях, когда он со мной рядом и я для него - родня, забирай мою душу. и сердце, и всё моё,
но не дай мне погибнуть в строчках пустых "о нём."


Татьяна Рэйн


21:38 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
..где-то там вместе с лодкой матросы идут ко дну,
всю любовь, что была, променявшие на войну,
флаги, флагманы, якори на плече -
и ни разу не спрашивавшие -
"зачем?"

..где-то здесь, где-то в этих высотах, стоит стена.
под стеной - тела, а в телах - свинец, а в свинце - война
и Кощеева смерть. канонады, парады. все это - такая блажь.
остается лишь кожа -
и въевшийся камуфляж.

но не пей из копытца, козленок. Гертруда, не пей вина.
от любви понемногу осталась одна война,
и поэтому нам пора - барабанный бой -
с поля брани вперед ногами. назад, домой.

собирай батальоны, патроны, походный обед готовь.
здесь война.
значит, где-то не здесь любовь.


Жизнь Не Здесь


16:12 

Сердце неистово бейся

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
я люблю: изломанные линии,
и улыбки, что порой горчат.
и плащи, и выжженные лилии
на плечах -

я люблю: мошенников и рыцарей,
пальцы смуглые на кошельке.
принцев крови с ледяными лицами,
Руну Кен –

я люблю перчатки, недосказанность,
башни и шиповник, зеркала,
шляпы с фиолетовыми стразами,
старый лак –

я люблю – всё сложное и тонкое,
кружева и вязь туманных слов.
и жабо, и завитые локоны,
тайны снов -

чернокрылых темноглазых ангелов
и костры, трещащие во тьме,
игры в кости, в карты и со шпагами,
дикий смех –

я люблю – отточенные колкости,
сигареты в длинных мундштуках,
танцы на канате и над пропастью,
облака –

я люблю – парижскую изысканность,
блики солнца на речной воде,
фейерверки с золотыми искрами,
летний день –

зиму, ели, лёд и небо едкое,
и дымок серебряный из труб,
фразы, перепутанные ветками
на ветру -

веера и рококо надменное
и мундиры, и заросший сад,
шпили, окружённые химерами,
и леса -

пышность королевскую, и мантии,
пенные манжеты, сталь руки
и Собор Парижской Богоматери,
маяки -

и скитания, и цирки, и цыганские
пляски, и печального шута.
кошек с их презрительными ласками
и летать -

и безумие, и ярость жаркую,
и пиратов, и шторма, и львов,
и поля с пылающими маками
…и любовь.


Daniel

16:08 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
я любил поэта по имени Доминик. Ник говорил не "ПалАник", а "ПаланИк", не уважал попсу, сигареты, кофе, - и это привело его к катастрофе. он тогда приходил ко мне, приносил коньяк, говорил, вокруг - тухлятина и фигня. обнимал кота, балансируя на пороге...
у него в стихах танцевали единороги, из его блокнота можно было напиться, на его картинах летели живые птицы, о его слова я часто колол руки...

- почему вокруг одни мудаки и суки?! почему они не любят моих драконов? а романтику вагонов и перегонов? почему они не видят, как я цвету, а читают мутную, мерзкую хуету?

- потому что все оставшиеся драконы позапиханы на закрытые полигоны. никого не переделаешь чудесами: интересны людям только они сами.

Ник мотал башкой, зависая над пятым шотом...
а потом спутал дверь с окном.
тоже выход, что там.

***

с разговора об этом прошла уже пара лет, и хороший поэт - теперь неплохой скелет. я поеду его навещу. юбилей скоро.
на могиле Ника - отличная мандрагора.


Арчет

20:22 

Здравствуй, я просто оставлю это здесь

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
те

12:46 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
я невозможно скучаю

09:12 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
я к морю приехал и ринулся в порт,
с желаньем одним: отыскать капитана,
который без лишних вопросов возьмет
меня на корабль, что мчит к океанам!

я спрашивал встречных матросов в порту -
матросы от смеха попадали в шлюпки!
..он шел мимо нас, и на полном ходу,
дрожащей рукою, прикуривал трубку.

я бросился вслед, как шальной ураган!
дыханье сбивалось от быстрого бега,
и вырвалось в спину: - прошу, капитан,
возьмите на борт одного человека!

- мне берег не мил, надоела земля,
все тянет, и тянет меня в эту воду!
мне кажется, я на борту корабля
смогу обрести дорогую свободу!

- мне кажется, там, где не видно домов,
среди парусов и соленого ветра
откроется сердцу иная любовь,
и разум познает иные ответы!

он бросил на землю рыбацкую сеть,
взглянул на меня и промолвил: - послушай
ведь ты обязательно будешь жалеть,
как только за волнами скроется суша!

- как только корабль накроет волной
тебя, дурака, непременно потянет
как можно скорее вернуться домой,
сидеть и мечтать на любимом диване.

и я отвечал: - капитан, все брехня!
я так просидел без десятка пол века!
теперь я прошу вас: спасите меня -
возьмите на борт одного человека!

- не ведают люди ни правды, ни лжи,
боятся законов, ошибок и сплетен!
до самого гроба считают гроши,
не зная, как много чудес на планете!
...от соли и солнца горела спина.
пока ты свою прибирала квартиру -

мой смелый корабль спешил по волнам
на встречу к свободе и новому миру!

И. Астахова


14:29 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Да я из тех


14:19 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
пусть тебе сегодня снится
Нотр-Дам, пронзенный светом,
твои тонкие ключицы
как хранилище души.
как же так могло случиться,
что я взял и стал поэтом,
наплевав на четкий принцип
"не умеешь - не пиши"?

средь паучьих лап собора,
не распятый, но навечно
обреченный стать опорой
для святыни Нотр-Дам,
я готов отринуть слово,
весь Париж и человечность,
чтобы бросить целый город
будто франк к твоим ногам.

заключенный силой в камень,
первозданный, но не первый,
я меняю мир местами,
развлекаюсь, как могу.
светом выложу орнамент,
пошатнув прохожим нервы,
видишь, видишь, дорогая?
я сегодня всемогущ.

напишу "be quiet" над шпилем,
зазвучу колоколами,
буду биться в тонкой жиле
у наивных прихожан,
я опасней, чем бериллий,
[это чисто между нами]
потому что даже пылью
разрушаю Нотр-Дам.

каждый день я бьюсь о стёкла
витражей, зеркал, мозаик.
в моих легких хриплый клёкот
бесконечных аневризм.
но однажды все поблёкнет
у меня перед глазами,
и, наверное, заглохнет
мой сердечный механизм.

но тебе всё так же снится
Нотр-Дам, пронзенный светом,
и как кошка, на ключицах
дремлет сонная душа.
отправляй же к чёрту принцип:
ты же можешь стать поэтом,
нужно лишь пошевелиться,
чтобы сделать первый шаг.



Ну и с каких пор Листомиров – это все?


14:16 

Вера

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Я думаю, что мы должны читать лишь те книги, что кусают и жалят нас. Если прочитанная нами книга не потрясает нас, как удар по черепу, зачем вообще читать ее? Скажешь, что это может сделать нас счастливыми? Бог мой, да мы были бы столько же счастливы, если бы вообще не имели книг; книги, которые делают нас счастливыми, могли бы мы с легкостью написать и сами. На самом же деле нужны нам книги, которые поражают, как самое страшное из несчастий, как смерть кого-то, кого мы любим больше себя, как сознание, что мы изгнаны в леса, подальше от людей, как самоубийство. Книга должна быть топором, способным разрубить замерзшее озеро внутри нас. Я в это верю.

Франц Кафка, Письма.

14:15 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
мне везде мерещится Сальвадор Дали
океаны волны и корабли.

одинокие люди с большой земли
никогда не плавали.

я тебя умоляю – не отдали,
никогда его, Боже, не отдали
от моей
гавани.

14:14 

Эй, Брэдбери, ты что знал о чем я буду думать?

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Оставить тебя в покое! Хорошо. Но как я могу оставить в покое себя?

21:35 

Настоящий детектив

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
– Но вообще, ты все неправильно понял. Я про небо.
– Почему?
– Когда-то была только тьма, а теперь свет побеждает.

21:30 

Табор уходит в небо

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Никого никогда не любила я. А тебя люблю. А еще я люблю волю Лойко. А волю я люблю больше тебя. Но не жить тебе без меня Лойко. Как не жить мне без тебя.

Какая же могучая сила в этом фильме.

21:27 

Дурак

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
– да ты послушай себя, дура. там сотни живых людей, сотни. совесть есть у тебя, нет?
– Дим, они нам никто.
– Маша, хорошая моя, уезжай. ты не видишь, что я тебя сейчас ненавижу? неужели ты не понимаешь, что мы живем как свиньи и дохнем как свиньи только потому, что мы друг другу никто.

21:26 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
к черту Хьюстон - у них там всегда проблемы,
вот послушай меня, несгибаемый Байконур.
в нас зима коротит, выбивает, сжигает клеммы
и все просится выйти с нею на новый тур.

и все просится, чтоб продлили ее немножко
(хотя март ей, конечно, сдастся, ну, как всегда).
я тут сутками сплю, превращаясь скорее в кошку,
чем в свободную птицу. за окнами города

черно-белой картинкой, смазанной и поблекшей,
прилепились, кто б выдрал их, кто соскреб...
как ты там, Байконур, запорошенный и продрогший,
ожидаешь от нас печалей и прочий трёп?

это к Хьюстону, это у них проблемы.
а у нас все в порядке, честно, зима-зимой.
было б с кем пережить ее, были б стены,
ты там тоже держись, заклинаю тебя,
отбой.


Пряша

18:27 

Блок

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть


Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не вернется назад

1905



Дыши легко

главная