22:01 

Ремарк

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Сегодня утром я был просто парализован страстной тоской по тебе.



19:47 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
и тогда бы сказать: да нет, я в порядке, брось.
а как будто земля на миг потеряла ось -
вверх тормашками всё летит, голова - что тюк.
не мычишь, но, как в горле кость, застревает звук.
тут бы айсбергом протаранить её корму,
но дымишь, как подбитый танкер, идя ко дну.
два сияющих глаза гаснут в один пролог,
будто пьяный электрик вырубил ломом ток.

и тогда бы сказать: будь счастлива и т.п.
но не хочет взрослеть твой внутренний Питер Пэн -
всё моргает, в бороздках лоб - не осилишь вброд,
и того и гляди - не выдержит, заревёт.

а потом бы бежать до норки, шуршать как мышь.
получил же билет? - вали уже. но стоишь.
сквозняками гудит закрытая настежь дверь,
и насквозь пробирает сиплое - что теперь?

а теперь - соберись, включись, досчитай до ста.
если сердце разбили, значит оно - хрусталь.

если хрустнуло так, что чудом ещё не сдох,
значит в этой груди когда-то селился Бог.


Даниил Тихонов



19:44 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
кокопелли танцует, в небе орел парит. недоверчивый мой, давай заключим пари. на дыхание флейты спорим, на тень орла – я владею тем, что я себе не брала. кокопелли танцует, зреют вокруг сады, и летит орел, заметает крылом следы. расскажи им, имеющим право на чудеса, расскажи им о том, чего ты не знаешь сам. я играю на флейте, веду за собой орла, я владею тем, чему не найти числа, я беру урожай садов, отдаю земле. кокопелли танцует три тысячи долгих лет. если я устану – ни слова не говори. недоверчивый мой, давай заключим пари. пока флейта играет, а в небе горит звезда, ты идешь, идешь, идешь по моим следам.


Кот Басё

01:10 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
ты уже подписался,
уже совершил свой грех:

сгорел до тла, никого не согрев

14:38 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть

01:18 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Гумберт привык бороться - это стало его отрадой, у него за спиною - солнце, ну а большего и не надо.
Лоле всего двенадцать, Лола почти ребенок. она любит над ним смеяться и ботинки на босу ногу. ее волосы пахнут летом и теплом молодого тела, Гумберт смотрит поверх газеты, Ло ведет себя слишком смело. хочет стать поскорее взрослой, сколько можно, в конце концов! Гумберт думает - все серьезно, Ло смеется ему в лицо.
он не хочет огласки истин, Ло становится все наглей и однажды, попав в больницу, исчезает на третий день. Гумберт раненым бьется зверем и не знает, куда пойти, он, пожалуй, в одном уверен - Ло навеки в его груди.
но не выйдет вернуть обратно яркой меди ее волос, Гум навечно запомнит дату, когда рухнул последний мост и осталась суровой правдой седина на его висках. невозможно забыть о главном, если в сердце закрался страх. невозможно поймать секунды, когда что-то в душе горит.
Ло останется вечно юной.
Гумберт в сорок - совсем старик.


Листомиров




01:15 

Достоевский

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
он и не ожидал, что у него с такою болью будет биться сердце

19:09 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
восстань и сияй

10:43 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть

01:02 

Параноидальные мысли

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
у меня вообще проблемы с доверием
и слов "я люблю тебя" недостаточно, чтобы заслужить его

23:34 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
да, я вижу свое сердце в твоих глазах

23:24 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Это и есть настоящая любовь. Способность поставить счастье другого выше своего собственного, какие бы страдания это ни причиняло.

18:31 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
ты этого еще не знаешь, но ты — все

00:59 

Лирическое отступление

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть

00:58 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
обнимаю твои колени

00:55 

дворянское гнездо

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
не прикасайтесь пожалуйста, к этой ране; руки у вас нежные, а все-таки мне будет больно

00:52 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Нет, не надо. Если ты прикоснешься ко мне, я не выдержу и все полетит к черту.

Рэй Бредбер

00:51 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
это как вынырнуть из пучины и обнаружить вдруг штиль и острый, как лезвие, горизонт.
разве нужны причины, чтобы тебя прощупывать, словно зонд.
ты же наружу вывернут, гол, одухотворён -
видимо для меня ты и сотворён.

сколько меня швыряло по полумракам баров, мутную от страстей,
слабую от ударов, ссохшую до костей,
струнную как гитара, пыльную от угла,
словно во мне заржавленная игла.

знала ли я, что шарик, от моря синий, ты запросто мне отдашь,
это другим планета - тебе же как будто блажь -
выкрасил бы его в оранжевый, если была б нужда,
разве могла я когда-то тебя не ждать.

к черту все новости, глупости, зависти, фальшь и ложь.
знаю, что ты любое горе запросто отведешь.
в комнате тихо, пожалуй как на космическом корабле.
ты закурил - наверное, оробел.


ананасова

00:49 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
Закрываю лицо руками, но слова-то наружу рвутся, моих губ омертвелый камень разбивается словно блюдце. Нет, не надо, прошу, не надо! Так мучительно и… приятно? На щеке от твоей помады остаются цветные пятна. Кто додумался красить губы, чтобы ими впиваться в мрамор? Ты улыбчиво-острозуба, как созданья моих кошмаров.
Отойди, отойди, блудница, мне прекрасно в своих оковах! Полсекунды, и разлетится/разобьется моя основа.
На плечах - вереница трещин, из-под мрамора дышит тело. [Ну давай же! Сильнее! Резче! Что ж ты замерла, в самом деле?!] Подожди! Прекращай, не нужно, так неправильно, так... неверно. Я разбужен, увы, разбужен: оживают волокна нервов, под твоими руками кожа всё теплее, белее, мягче... Я не должен, о нет, не должен становиться живым и зрячим!
Ты целуешь мои глазницы, начинает крошиться камень, в мою голову по частицам проникает старуха-память, все становится… настоящим. Слишком больно, но так взаправду, сердце бьется живей и чаще. С каждым новым его ударом мне слова разрывают горло, застывая клубами дыма, сердце - бешеный злобный молот, одичавший и уязвимый. Я хриплю, [вот с таким же хрипом открывается ржавый шлюз].
Это чертов сердечный импульс.
Я люблю тебя. Я люблю.

Листомиров


00:47 

теперь вы понимаете, почему Питер Пен не хотел взрослеть
основа всего мироздания - это свет.
он был изначально. правой и высшей силой.
он был куда раньше созвездий всех и планет.
он был. просто был. всей сутью. самой причиной

мирам создаваться, садам в них цвести весной,
он в каждый кусочек мира себя добавил.
и я ощущаю, чую его собой,
без веских причин на это, особых правил.

а просто тебя увидев, тебя обняв,
я вижу, как свет наполняет меня до донца,
так ящерка греет лапки свои в камнях,
так, после зимы, нас греет в апреле солнце.

и знаю я точно, знаю наверняка,
какой бы кромешной мглой нас не заносило,
покуда ты рядом, покуда твоя рука
сжимает мою, тот свет набирает силу.

тот свет озаряет мир, что клубится меж,
он нас озаряет, мысли все и деяния.
и в самой промозглой тьме он оставит брешь,
покуда мы сами -
основа всего мироздания.


Пряша


Дыши легко

главная